Новини України (2019 р.)

Российский оппозиционер Илья Пономарев - о том, как дело об импичменте Дональда Трампа может отразиться на Украине

Бывший депутат Госдумы, российский оппозиционер Илья Пономарев, переехавший в Украину и получивший украинское гражданство, в интервью Русской службе «Голоса Америки» поделился своими размышлениями о последствиях дела об импичменте президента США для новой украинской власти и украинской экономики.

Илья Пономарев – основатель и глава американской компании Trident Acquisitions, с помощью которой, как ранее говорил политик, он намерен бороться с Кремлем, повышая энергетическую независимость Украины.

Рафаэль Сааков: Говоря о роли Украины в нынешних процессах в США, связанных в немалой степени как раз с Украиной, что вы могли бы выделить?

Илья Пономарев: Украинская сторона находится здесь, что называется, в пассивном залоге. С точки зрения Украины, Байден-старший или Байден-младший не нарушали никаких законов. Если они и нарушали, то американское законодательство – FCPA [федеральный закон о коррупционной деятельности за рубежом] или какие-то другие вещи. Но разбираться в этом – не предмет Украины. У Украины с Соединенными Штатами есть официальные правовые механизмы взаимопомощи. Никакой проблемы не составляет написать официальное письмо от американского генерального прокурора украинскому генпрокурору. Зеленский даже неоднократно говорил, что это «его» человек, но он имел в виду то, что этот человек не будет связан никакими коррупционными взаимодействия, что он – «чистый». Придет запрос – безусловно, Украина его быстро и четко отработает. Вопрос только в том, что Соединенные Штаты не присылают никаких запросов, потому что с обеих сторон политического спектра происходит, на мой взгляд, абсолютный фарс. Люди просто занимаются предвыборной кампанией так, как хотят. Это даже не имеет отношения ни к какому импичменту, потому что всем понятно, что никакого импичмента не будет и какой смысл импичмента за год до выборов. Американский народ уже меньше чем через год придет на избирательные участки и определится, что он думает и про Трампа, и про Байдена или, если будет не Байден, а другой кандидат, соответственно, он сделает этот самый выбор. И надо представлять позитивные программы действий на будущее, а не заниматься этими взаимными разборками. Трампу интересно, чтобы как можно больше «полоскали» в негативном ключе имя Байдена. Демократам интересно, чтобы как можно больше «полоскали» в негативном ключе имя Трампа. А страдают от этого и глобальная безопасность, и конкретно Украина, которая каждый день теряет своих сынов и дочерей на фронте.

Р.С.: Но вы допускаете все же, что ситуация с военной помощью могла быть разменной монетой, которая использовалась в переговорах и разговорах о расследовании по «Бурисме»?

И. П.: Как мы знаем из показаний, которые даны в Конгрессе, она была разменной монетой, но она была разменной монетой в рамках тех полномочий, которые были у президента США. Как всегда, можно поторопиться что-то сделать, а можно попридержать что-то для того, чтобы другая сторона была как-то более активной. Пришел новый президент Украины и президент Соединенных Штатов, что называется, послал ему сигнал о том, что он бы хотел, чтобы развернулась эта самая правовая взаимопомощь между Украиной и Соединенными Штатами. Был ли в этом его интерес? Наверное, был в этом его интерес, но, тем не менее, он оставался в рамках своих полномочий, поэтому с юридической точки зрения он ничего не нарушал. А вот были ли нарушения со стороны семьи Байденов, когда была история с «Бурисмой», тут, на мой взгляд, есть большой вопрос и, конечно, нужно, чтобы правоохранительная система Соединенных Штатов дала на это ответ. Если было нарушение – чтобы было какое-то действие. Если не было нарушения – чтобы в этой мутной истории была поставлена точка.

Р.С.: Этот скандал в США называют «украинским», и об Украине сейчас много говорят и здесь, и в мире вообще. Для Зеленского это больше негативный удар по его имиджу, учитывая то, что он пришел к власти сравнительно недавно на волне борьбы с коррупцией? Или, наоборот, возможность как-то себя показать?

И. П.: Я бы в принципе не рассматривал эту ситуацию с точки зрения имиджа отдельно взятого Зеленского. Во-первых, еще покойный Уинстон Черчилль говорил, что любой пиар, кроме некролога, это хорошо. О таком количестве пиара, который получил украинский президент, ни один президент Украины никогда и не мечтал. Весь мир знает фамилию украинского президента, но это шутки, а реальность заключается в следующем. Есть положительная сторона – наконец, в частности, рядовой американец начал отличать Украину от России, потому что до сих пор в головах это было смешано, как примерно одно и то же. И это является безусловным плюсом. Но колоссальным минусом является то, что какое-либо бизнес-взаимодействие с Украиной стало токсичным для американского бизнеса, потому что это скандал вокруг бизнес-проектов и проектов в энергетической сфере. Это колоссальная проблема, потому что главное, что сейчас нужно украинской экономике, это иностранные инвестиции. Их и без того было не очень много, но были все признаки того, что сейчас это, наконец, начинается, и люди начинают приходить [в Украину], и вот, пожалуйста, такая история, которая, скорее всего, этот процесс как минимум на год затормозит. Это, конечно, большой минус, и за это американский президент несет прямую ответственность - за то, что он дал возможность этому произойти.

Р.С.: Если говорить о ситуации в энергетическом секторе Украины, на котором вы сейчас специализируетесь и даже участвовали в тендере, результаты которого затем были отменены, как ее можно охарактеризовать на данный момент?

И. П.: Сейчас в Украине все достаточно положительно, потому что пришла новая команда. Эта новая команда, в отличие от предыдущей, не коррумпирована, у нее нет своих личных интересов ни в этой отрасли, ни в других отраслях. Они хотят расчистить «авгиевы конюшни», которые им достались от предшественников, и они этим активно занимаются. На самом деле мы невольно пали жертвой того же самого, поскольку тот тендер, в котором мы победили, мог стать самым большим инвестиционным проектом в энергетическом секторе Украины с американскими деньгами, при этом с американской защитой этого проекта. Тем не менее, поскольку [тендер проводили] предшественники нынешней власти, и делали это, прямо скажу, по неким сомнительным обстоятельствам, поэтому новые [власти] и решили, что они не хотят с этим разбираться и не хотят потом нести ответственность за сомнительные предыдущие решения, которые, тем более, потом могут быть оспорены в суде. Дескать, давайте мы проведем все заново. Но у этого тоже есть очень большой негативная сторона, потому что нельзя менять правила игры постфактум. Мы, как компания, потратили на это много денег, наши американские инвесторы напрямую понесли значимый ущерб, поскольку мы участвовали в игре по правилам, которые были до того, а теперь, соответственно, правила изменились. Но мотивацию нового правительства я хорошо понимаю, поэтому у меня нет к ним личной обиды. Я, скорее, говорю о том, что, ребята, вы сделали ошибку, которая вам еще несколько раз аукнется. Но я понимаю, что мотивация у них была правильная, и я вижу все те реформы, которые они сейчас начали делать и начали очень быстро – земельная реформа, реформа в финансовом секторе, готовятся налоговые преобразования, очень сильно снижаются административные барьеры. Мы видим, что это хорошо и для населения, которое уже получает платежки по меньшей цене за газ и электроэнергию, чем раньше. Мы видим, что это будет хорошо для бизнеса и что экономический рост в Украине ускоряется. Еще в начале года прогноз был, что он будет 3,3%, в середине года международные организации повысили этот прогноз до 3,8%, а сейчас мы уже говорим про цифры экономического роста в 4,3%. Это уже говорит о том, что украинская экономика почувствовала облегчение, начала дышать и двигаться вперед.

Загрузить Adobe Flash Player Embed share Токсичное влияние Embed share The code has been copied to your clipboard. width px height px Поделись на Facebook   Поделись в Twitter   The URL has been copied to your clipboard

No media source currently available

0:00 0:03:30 0:00

Р.С.: Вы уже коснулись того, что ваша компания оказалась невольной жертвой в случае с тендером в Украине, но как нынешний скандал скажется на возможности для вас привлечь американские инвестиции на украинский рынок?

И. П.: Для нас основной проблемой как раз является американский скандал, а не то, что происходит в Украине. Мы считаем, что все, что сейчас происходит в Украине, оно реально сильно облегчает привлечение иностранных инвестиций. А вот скандал в Соединенных Штатах – «Бурисма» или не «Бурисма», Байден или не Байден – это колоссальный ущерб. И главное – это тот ущерб, который был предсказан еще во время президентства Обамы. Но я к этому отношусь в любом случае как к некой болезни роста – лучше сейчас, чтобы все эти мины взорвались, когда [в Украине] еще идет переходный период от старого к новому, чтобы уже новое правительство, новый президент, новая власть могла себя с нуля представить, как она того заслуживает.

Р.С.: Считаете ли вы, что участие Хантера Байдена в проекте было продиктовано исключительно его именем, и стало ли это большим сюрпризом?

И. П.: С их точки зрения, конечно, это была ошибка. Я думаю, что это решение принималось тогда, когда вице-президент не собирался баллотироваться в президенты. Иначе было очевидно, что это делать нельзя ни при каких условиях. Думаю, он собирался уходить на пенсию и, как всегда, чиновники стараются максимально конвертировать свой полученный политический статус в какие-то позиции в советах директоров, разнообразных советников и все прочее, то есть для того, чтобы на склоне лет уже что-то заработать для семьи, для детей, для внуков, и это понятное человеческое желание. Но, конечно, с политической точки зрения этого делать было ни в коем случае нельзя. Более того, было очевидно, что когда есть вице-президент [США] и его сын, близний родственник, назначается в совет директоров, то он ничего сделать в совете директоров не может, потому что любой его шаг воспринимался бы исключительно через призму его родственных связей с одним из самых влиятельных людей в мире. И, собственно, он ничего и не делал. Именно это и является, на мой взгляд, главным фактом обвинения в том, что Хантер Байден был нанят только из-за его фамилии, а не из-за того, что он какой-то умный и грамотный и что-то реально принес компании. Его наняли из-за фамилии. То есть он был такой международной «крышей» для компании «Бурисма» и, конечно, очень плохо, что высокопоставленные американские чиновники дали возможность стать «крышей» для коррумпированных украинских чиновников.

Рафаэль Сааков

Автор и ведущий программы "Неделя". С 2016 - корреспондент Русской службы "Голоса Америки" в Вашингтоне, в международной журналистике – с 2004. Бывший сотрудник московского бюро Би-би-си. Выпускник факультета журналистики МГУ. Основные направления деятельности - политика, спорт, культура, социальные сети

Буду следить Подписка