Новини Росії (2021 р.)

Виктория Нуланд

Анджела Стент и Томас Грэм в интервью «Голосу Америки» говорят о желании США иметь ясные правила в отношениях с Россией, не проводя «перезагрузку» 

Визит заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд в Москву, продлившийся с 11 по 13 октября, был явно нелегким: российская сторона в лице главного визави Нуланд, заместителя министра иностранных дел России Сергея Рябкова, несколько раз публично подчеркивала, что ее разногласия с США по многим вопросам являются глубокими.

Однако количество и характер встреч, которые Виктория Нуланд провела в России, а также серьезный компромисс, на который пошли обе стороны для того, чтобы она приехала в российскую столицу, говорят о серьезных намерениях Вашингтона и Москвы продолжать разговор по темам, которые все равно нужно обсуждать – контроль над вооружениями, дипломатические контакты, конфликты, вопросы изменения климата и энергетической безопасности.

Подтверждением этих намерений служат также пришедшие в четверг новости о завершении в Женеве 10-дневных американо-российских консультаций по договору СНВ, а также о встрече спецпосланника президента США по вопросам климата, замгоссекретаря Венди Шерман и замминистра экономики США Хосе Фернандеса с вице-премьером правительства России Алексеем Оверчуком.

Вместе с тем, в России продолжаются преследования несогласных, правозащитников и журналистов, на что Конгресс США намерен ответить новыми санкциями против людей из окружения президента России Владимира Путина – причем именно тех, которых предлагает наказать находящийся в заключении Алексей Навальный. Отношение к этим инициативам Конгресса, как полагают некоторые наблюдатели, станет проверкой для администрации Байдена, провозгласившей борьбу за права человека и против глобальной коррупции своими ключевыми задачами.

Известные американские эксперты по России поделились с Русской службой «Голоса Америки» своим видением того, каких целей администрация Байдена хотела бы достичь в отношениях с Россией, поддерживая интенсивные контакты с Москвой.

«Многое происходит вне поля зрения общественности»

По мнению старшего советника Центра российских, европейских и евроазиатских исследований Джорджтаунского университета Анджелы Стент (Angela Stent), США и Россия общаются сейчас достаточно интенсивно, просто детали этого общения закрыты для публики:

«Давайте вспомним, что президент Байден говорил о шести месяцах после его июньской встречи с президентом Путиным, нужных для ясности по поводу того, принесла ли она результаты – то есть, сейчас мы уже во второй половине этого отрезка времени. И, помимо переговоров о стратегической стабильности, несколько раундов которых уже состоялись, мы не видим, чтобы происходило что-то еще, по крайней мере публично. При этом мы слышим о том, что ведутся переговоры по вопросам кибербезопасности, по Ирану, возможно, по борьбе с терроризмом. Так что, нечто происходит, но это «нечто» в значительной степени вне поля зрения общественности».

Анджела Стент полагает, что встреча Виктории Нуланд с заместителем главы администрации президента России Дмитрием Козаком означает желание обеих сторон обсудить кризис на востоке Украины, несмотря на известное мнение Москвы о роли Нуланд в украинских событиях 2014-го года:

«Виктория Нуланд хорошо известна россиянам. Они очень сильно связывают ее с событиями на Майдане в Киеве в 2014 году, считая ее их организатором, поэтому она была в санкционном списке – и тем не менее, они согласились на то, чтобы она приехала… С господином Козаком, скорее всего, обсуждался украинский вопрос. Так что, там, вероятно, происходит нечто большее в смысле попыток продвинуть отношения вперед, о чем мы, возможно, не знаем».

Старший советник компании Kissinger Associates Томас Грэм (Thomas Graham) считает, что за прошедшее со времен саммита в Женеве время отношения США и России не ухудшились:

«Не думаю, что отношения ухудшились после июньского саммита. Я имею в виду, что они кардинально не улучшились, естественно, но значительного ухудшения также не произошло. Они, по-моему, стали несколько менее враждебными, чем были до саммита, и обе страны уже делают то, что намечали».

Этому, по словам Томаса Грэма, есть прямые доказательства: «Были как минимум два раунда переговоров о стратегической стабильности, хотя пока не ясно, могут ли они стать шагом к заключению нового соглашения по контролю над вооружениями. Было несколько раундов переговоров по кибербезопасности – чего, кстати, не было с 2013 – 2014 года. Разговор об Украине позволит хотя бы сопоставить точки зрения, при всем их различии. И постоянное телефонное общение между советником президента США по национальной безопасности Джейком Салливаном и секретарем Совета безопасности России Николаем Патрушевым тоже показывает, что страны пытаются не допустить дальнейшего ухудшения отношений».

Статус-кво или «статус-кво-плюс»?

При этом советник Kissinger Associates не считает, что для президента Джо Байдена и его команды Россия является приоритетом:

«Мне кажется, что у администрации Байдена нет каких-то великих амбиций в ее подходе к отношениям США и России. Например, у нее нет желания решить проблему Донбасса, как и вообще решить какие-либо проблемы, стоящие в американо-российской повестке – администрация Байдена, на мой взгляд, удовлетворена существующим положением вещей».

Тогда почему контакты столь интенсивны? Отвечает Томас Грэм: «Администрация Байдена просто не хочет, чтобы ситуация как-то ухудшилась, не хочет возрастания напряженности в отношениях, отчасти потому, что хотела бы сфокусироваться на том, что Белый дом считает реально приоритетным в международных делах – это Китай и изменение климата, а также на борьбе с пандемией коронавируса как большой задаче во внутренней политике».

«Так что, они удовлетворены сохранением статус-кво, когда не становится лучше, но и не становится хуже. И одной из причин, по которым Нуланд поехала в Москву, было желание узнать, хочет ли и Москва сохранения этого статус-кво» - предполагает Томас Грэм.

С этим не вполне согласна Анджела Стент:

«Я думаю, они хотят чего-то большего, чем просто сохранения статус-кво, - как минимум, американская сторона хотела бы того, что я бы назвала «статус-кво плюс». Статус-кво – это ситуация, когда все время приходится беспокоиться насчет шагов, которые Россия может предпринять. Например, в самом начале президентства Байдена мы видели наращивание численности российских войск на границе с Украиной, вызвавшее реальную озабоченность по поводу того, что это может означать. И после некоторых жестких действий администрации Байдена эти войска, или хотя бы часть их, были отведены обратно, и ситуация успокоилась».

«Администрация Байдена хотела бы избежать таких событий, и когда они говорят, что хотели бы стабильных и предсказуемых отношений с Россией, они говорят о неких четких рамках. И это уже не статус-кво, а такие отношениях, в которых не возникают неожиданности, на которые администрации Байдена приходится отвечать» - говорит эксперт Джорджтаунского университета.

 Данила Гальперович

Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.