Новини Росії (2021 р.)

Президент США Джо Байден, генсек Йенс Столтенберг и главы государств-членов Североатлантического альянса на саммите в Брюсселе. 14 июня 2021 г.

В ответ на лишение аккредитации восьми сотрудников Россия приостановила работу своей миссии при Североатлантическом альянсе 

Россия с 1 ноября приостанавливает работу своей миссии при НАТО, сообщают в понедельник СМИ со ссылкой на заявление министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова. Как пояснил министр, этот шаг сделан в ответ на лишение аккредитации восьми сотрудников российского представительства при Североатлантический альянсе.

По словам Лаврова НАТО, в случае необходимости, может взаимодействовать с Россией через свое посольство в Брюсселе.

В свою очередь Североатлантический альянс проинформировал, что принял к сведению комментарии Лаврова, однако пока не получал никаких официальных подтверждений на этот счет.

Напомним, лишенные аккредитации сотрудники миссии РФ при НАТО, как заявило руководства альянса, были «необъявленными офицерами российской разведки».

Как подчеркнул генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, выдворение сотрудников российской миссии не связано с тем или иным конкретным событием, но альянсу необходимо проявлять бдительность перед лицом «злонамеренной» деятельности России.

Новый виток напряженности в отношениях между НАТО и Россией Русской службе "Голоса Америки” прокомментировали американские эксперты – бывший посол США в России Александр Вершбоу, который занимал должность заместителя генерального секретаря НАТО до 2016 года, и аналитик RANE Мэтью Орр, а также Линкольн Митчелл, профессор политологии Колумбийского университета и Стивен Джонс, профессор политологии колледжа Маунт-Холиок

Александр Вершбоу, экс-заместитель генcека НАТО (2012-2016) называет решение Москвы предсказуемым ответом на действия НАТО, о которых было объявлено 7 октября.

«Сокращение вдвое численности российского представительства было, конечно, продиктовано противоправными действиями, в которые были вовлечены многие из этих так называемых дипломатов. Но заявление, сделанное Россией, является также отражением российских попыток по созданию препятствий для руководства НАТО, стремившегося к сохранению хотя бы минимального уровня диалога с Россией, учитывая то, что полноценное сотрудничество было приостановлено с 2014 года, когда Россия вторглась в Украину. С тех пор диалог продолжался разве что иногда – в формате Совета НАТО-Россия или порой в беседах один на один с участием представителей НАТО и России. Со стороны альянса были попытки обсуждения ряда проблем, в том числе по поводу снижения степени риска и прозрачности деятельности вооруженных сил. Однако Россия была крайне несговорчивой, соответствуя своему привычному кредо – действовать настолько непредсказуемо, насколько это возможно.

Так что сегодняшнее решение российских властей нельзя назвать какой-то значимой потерей по своему существу, но это разочаровывающий шаг с точки зрения дальнейшего сотрудничества между НАТО и Россией».

Мэтью Орр, аналитик Stratfor Eurasia, RANE, считает, что Москва хотела бы, чтобы эта мера стала сильным сигналом, потому что это, по сути, означает, что политическое сотрудничество России с НАТО закончилось закрытием информационного центра НАТО в Москве.

«Но в целом, думаю, что это звучит хуже, чем будет реальный эффект, потому что, очевидно, есть двусторонние каналы между США и Россией для диалога по военным вопросам, и, очевидно, Россия может обсуждать эти вопросы со всеми другими членами НАТО в двустороннем формате. Но это решение определенно будет препятствием для отношений России с Западом, потому что это еще один формат диалога. Формат сотрудничества в какой-то момент придется перестраивать, и не похоже, что это произойдет в ближайшее время».

Линкольн Митчел, профессор политологии, Columbia University считает отношения между Москвой и Вашингтоном и без того очень сложными:

«Поэтому я не думаю, что решение России окажет огромное влияние. Я не думаю, что администрация Байдена делает многое для того, чтобы остановить их ухудшение. Думаю, США хотят выстроить диалог с Россией, но сложная задача. Россия доказала непреклонность своей позиции в отношении Украины, как и позиции в отношении Грузии. И она не отступает от нее, равно как и союзники по НАТО. Я не думаю, что это хороший знак, но и не серьезный сдвиг также. Визит Ллойда Остина в Украину, в Грузию – это часть политики президента Байдена показать традиционным западным союзникам, нашим союзникам по НАТО, что Соединенные Штаты вернулись, что мы по-прежнему приверженные НАТО, в отличие от предыдущей администрации. Москва намного более счастлива видеть американского президента, который не привержен трансатлантическому альянсу, который не заинтересован в НАТО».

Стивен Джонс, профессор политологии и евразийских исследований, Mount Holyoke College, не уверен, насколько серьезен очередной демарш ведомства Сергея Лаврова:

«...В том смысле, что российская миссия при НАТО никогда не была полностью эффективной, у нее нет доступа к важным стратегическим встречам между членами НАТО, по сути, это миссия наблюдателей. Я считаю, что поездка Ллойда Остина в Украину и Грузию, в частности, значима для России. Это сигнал для России о том, что Запад, во главе с США все еще рассматривает российское вмешательство в обоих этих государствах как проблему».

Ситуацию Русской службе "Голоса Америки” прокомментировали также и независимые российские эксперты:

Юрий Федоров: «Это еще один камень, брошенный в сторону Запада»

Военно-политический эксперт Юрий Федоров в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» из Праги заметил, что решение закрыть миссию РФ лишний раз подтверждает тот факт, что глава МИД Сергей Лавров в последнее время стал одним из самых ярых ястребов в российской «внешнеполитической лиге». По мнению эксперта, министр иностранных дел “с упорством, достойным лучшего применения”, стремится доказать, что с Западом якобы вообще невозможно иметь дело.

«Кстати, эта линия проявилась и во время недавнего визита Виктории Нуланд (замгоссекретаря США – В.В.) в Москву, когда самые жесткие комментарии по ходу переговоров давал подчиненный Лаврова – Сергей Рябков (замминистра иностранных дел – В.В.), – добавил он. – А закрытие миссий России при НАТО в Брюсселе и, соответственно, Североатлантического альянса в Москве будет способствовать лишь дальнейшему обострению конфронтации. Это еще один камень, брошенный в сторону Запада с тем, чтобы обвинить последний в нежелании идти на малейшие уступки и даже на сохранение статус-кво».

Между тем НАТО, принимая своё решение, все же оставляло вариант для компромисса, считает Юрий Федоров. «Да, восемь россиян были лишены дипломатического иммунитета, но ведь штат самой миссии сокращен не критично, – пояснил он. – Таким образом, на замену выдворенных сотрудников вполне можно было направить новых. Но Лавров выбрал иной путь – демонстративно показать, что мы, мол, с НАТО вообще не хотим иметь дело».

Хотя трудно отрицать, что отношения между сторонами и без того действительно были уже давно фактически заморожены, резюмировал эксперт.

Павел Фельгенгауэр: «МИД сегодня проводит довольно агрессивную политику, являясь составной частью российской “партии войны”»

В свою очередь независимый военный обозреватель Павел Фельгенгауэр согласен, что дело давно шло к полному разрыву официальных каналов связи между НАТО и Москвой. Так что, по его мнению, объявленное Сергеем Лавровым решение вполне закономерно. «Во всяком случае, оно мало кого удивило, – уточнил собеседник Русской службы «Голоса Америки». – Тем более, что МИД сегодня проводит довольно агрессивную политику, являясь составной частью российской “партии войны” наряду с Минобороны, Генштабом, ВПК и так далее».

Поскольку никакого сотрудничества между НАТО как организацией и Москвой не было в помине, то, естественно, что свои функции миссии обеих сторон тоже не выполняли, утверждает Павел Фельгенгауэр: «Вот и решили их демонстративно закрыть. Поэтому это не такой уж значимый шаг, он скорее носит чисто символический характер...»

По сути, приостановка работы представительств почти ничего не меняет во взаимоотношениях Североатлантического альянса и Москвы, убежден обозреватель. «Начиная с 2014 года (после аннексии Крыма и развязывания Россией войны на Юго-Востоке Украины – В.В.), сотрудничество между ними свернулось «в трубочку», – констатировал он. – А после отъезда (в 2018 году) Александра Глушко в Брюсселе не было даже главы (российской) миссии. Словом, отношения с НАТО стали взаимно наплевательскими. Сегодня контакты с Западом идут в основном по линии двусторонних связей между Москвой и отдельными странами. Еще поддерживаются какие-то отношения с Евросоюзом, хотя они тоже очень сложные».

Надежд на улучшение отношений между Кремлем и Североатлантическим альянсом в обозримой перспективе нет, уверен Павел Фельгенгауэр. Подвижки тут возможны разве что после смены режима, заключил он.

 Виктор Владимиров  Лилия Анисимова