Новини Росії (2021 р.)

  Сотрудники «Трансперенси Интернешнл - Россия» и журналисты-расследователи считают, что высокий уровень коррупции и подавление гражданских свобод в стране тесно связаны между собой

Международное антикоррупционное движение Transparency International опубликовало очередное ежегодное исследование «Индекс восприятия коррупции» (Corruption Perceptions Index, CPI). По итогам рейтинга 2021 года Россия набрала 29 баллов из 100 и заняла 136-е место из 180. Её соседями оказались Ангола, Либерия и Мали. По методологии расчета группа экспертов дает оценку каждой стране от нуля до 100, где 100 означает самый низкий уровень коррупции. Средний показатель в мире – 43 балла. На верхних местах списка оказались Дания, Финляндия, Новая Зеландия, Норвегия, Сингапур и Швеция – ведущей тройке исследователи присудили по 88 баллов.

«Индекс восприятия коррупции» измеряет уровень восприятия коррупции в государственном секторе различных стран. Соответствующий отчёт выходит ежегодно с 1995 года и на протяжение всего прошедшего времени остаётся наиболее широко используемой оценкой коррупции в публичном секторе.

Авторы исследования по России отмечают, что значение индекса в 29 единиц характеризует очень высокий уровень коррупции. В 2021 году Россия набрала на один балл меньше, чем в 2020-м.

«Единственный, кто справлялся с объяснением, что такое коррупция, сидит в тюрьме»

Журналист-расследователь Александрина Елагина полагает, что так называемому «простому россиянину» непонятно, что собой представляет исследование «Трансперенси Интернешнл», и как оно может повлиять на отношение к его стране зарубежных инвесторов, транснациональных корпораций, и как низкий рейтинг России может сказаться на заключении экономических договоров.

«Конечно, кто-то может сказать: “У нас всё плохо, потому что мы на одном уровне с Мали. Как же так – мы ведь лучше, чем они”. Но мне кажется, что на данный момент это (место России в Индексе восприятия коррупции – А.П.) недооценённое и размытое на данный момент понятие», – считает Елагина.

«Объяснять, что такое коррупция, как она влияет на жизнь обычного человека, в том числе на его кошелёк – это достаточно трудное и трудоёмкое занятие. Здесь важна логика и последовательность рассуждений, и на самом деле, мало кто с этим справляется. А единственный, кто с этим справлялся, сидит в тюрьме. Если бы у нас было достаточно много качественных материалов о коррупции, которые готовились бы не по западным лекалам, а объясняли бы по-простому, что у нас происходит и как это работает, наверняка Индекс восприятия коррупции оценивался бы у нас по-другому», – заметила Александрина Елагина в комментарии для Русской службы «Голоса Америки».

«Страны, где права и свободы хорошо защищены, в целом лучше справляются с обузданием коррупции»

Генеральный директор «Трансперенси Интернешнл - Россия» Илья Шуманов подчёркивает, что перемещение России со 129-го места на 136-е вовсе не является сильным падением её антикоррупционного рейтинга. «Это – нахождение на примерно одном и том же уровне за последние 10 лет. Очевидно, это говорит о том, что в стране отсутствует прогресс, связанный с противодействием коррупции в государственном секторе, и за эти годы в стране не были запущены сколько-нибудь системные антикоррупционные реформы, связанные с государственным сектором», – отмечает он.

И добавляет, что попытка запуска таких реформ в 2008–2011 годах несколько улучшило позицию России в международных рейтингах. «Сейчас мы видим, что страна потихоньку сползает в этом рейтинге, находясь в нижней трети списка. Конечно, она не опустилась до уровня Сирии, Сомали и Южного Судана, которые замыкают этот рейтинг, но и не движется в сторону стран, которые демонстрируют сильный прогресс», – продолжил собеседник «Голоса Америки».

К числу таких стран относятся некоторые бывшие сателлиты СССР по «Восточному блоку» и даже некоторые бывшие советские республики. В частности – Молдова, которая демонстрирует достаточно сильный прогресс, особенно на фоне коррупционных скандалов недавнего прошлого. Уверенный рост показывают страны Балтии, так, Литва находится на одном уровне с Соединёнными Штатами Америки, а Эстония – на одном уровне с Австрией.

«То есть, у нас есть, с чем сравнивать. Казалось бы – одно пространство, одна правовая система, но мы видим, что одни сказываются вниз, у кого-то были попытки вырасти в этом рейтинге. Среди наших соседей можно назвать Грузию, которая долго и успешно демонстрировала прогресс в этом рейтинге. А есть те, кто после прогресса скатываются вниз, как Казахстан, Кыргызстан, Беларусь, где имеет место провал реформ и наступление на гражданские права и свободы», – конкретизирует Илья Шуманов.

В публикациях ряда СМИ отмечалось, что одной из причин отсутствия прогресса в противодействии коррупции в государственном секторе стала пандемия, на борьбу с которой тратятся большие средства. А доверие к общественным институтам сейчас подорвано, что также сказывается на уровне восприятия коррупции.

«Второй важный тезис, – продолжает генеральный директор “Трансперенси Интернешнл – Россия”, – наступление на гражданские и политические права и свободы. И, очевидно, что страны, где права и свободы хорошо защищены, в целом лучше справляются с обузданием коррупции. И очевидно, что прямое отношение к этому имеет свобода выражения мнений, и работа независимой журналистики».

Для успеха также нужно соблюдать баланс между профилактикой коррупции и борьбой с ней. Страны, где именно профилактика находится на высоком уровне, находятся на верхних позициях данного рейтинга. «Разумеется, этому придаётся особое значение на уровне просвещения и образования. И, разумеется, это могло бы стать сильным рычагом для снижения восприятия коррумпированности государственных институтов и снижения толерантности к коррупции у граждан России через систему антикоррупционного просвещения, которое в нашей стране, де-факто, отсутствует.

И, разумеется, когда мы говорим о свободе слова и выражения мнений, репрессии в отношении журналистов-расследователей, уголовные дела в отношении оппозиционных политиков и закрытие некоммерческих организаций не сказываются положительно на восприятии страны как не коррумпированной. Россия в течение достаточно длительного времени игнорирует взятые на себя обязательства на уровне глобальных институтов», – заключает Илья Шуманов.

«Россияне в большинстве своём не являются реальными субъектами антикоррупционной политики»

Пресс-секретарь «Трансперенси Интернешнл - Россия» Антон Зарицкий считает, что нахождение Российской Федерации в той же группе, что и ряд африканских стран, в первую очередь, означает, что в стране не происходит никаких изменений, и прежде всего, нет системных реформ в противодействии коррупции. «Но в этом плане важно смотреть не на какие-то небольшие изменения (положения страны в Индексе восприятия коррупции – А.П.), а на тренд. А он заключается в стагнации, потому что на протяжении десяти лет, когда стало возможным сравнивать положение стран в этом списке от года к году, Россия колеблется в положении плюс-минус один-два балла. То есть, динамика, по сути, на уровне статистической погрешности», – отметил он в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Отсутствие прогресса в России в деле противодействия коррупции, по мнению пресс-секретаря «Трансперенси Интернешнл - Россия» является тревожным сигналом для иностранных инвесторов. В том числе и потому, что «Индекс восприятия коррупции» рассчитывается на основе экспертных оценок. «Там есть оценка институтов в разных странах, которую делает Всемирный банк. Там есть опрос менеджеров, которые проводит Всемирный экономический форум. Там есть рейтинг рисков по странам, который выпускает аналитический отдел журнала “The Economist”. И я думаю, что с этими источниками бизнес, в том числе – крупный, сверяется, когда принимает решения о том, стоит ли инвестировать в Россию, или нет. Так что, (положение России в Индексе восприятия коррупции) это – объективная картина», – констатирует Антон Зарицкий.

Для того, чтобы изменить положение к лучшему, по мнению собеседника «Голоса Америки», нужно активно включать представителей российского общества в антикоррупционную деятельность. В частности – заявителям о фактах коррупции должна быть гарантирована защита. «Нужно услышать тот запрос граждан на системные изменения в этой области, а не возлагать весь этот огромный груз исключительно на государство, и не считать, что оно со всем этим справится самостоятельно. И общество во многом демонстрирует готовность к таким действиям, другое дело, что государство не всегда идёт навстречу обществу, а иногда воспринимает “народную инициативу” довольно враждебно. Мы видим, как реагируют, по сути, на любую независимую антикоррупционную активность даже не низовом уровне. То есть, можно сказать, россияне в большинстве своём не являются реальными субъектами антикоррупционной политики, а государство претендует на то, что оно всё может сделать само», - подытоживает эксперт.