Новини Росії (2020 р.)

«Пинг-понг» между посольством и авиакомпанией. Неизвестность и доброта людей. Многочасовые очереди на погранконтроль и самый последний транспорт до дома. На минувшей неделе многие государства мира начали закрывать границы, чтобы сдержать распространение коронавируса. В результате, некоторые россияне, пытавшиеся вернуться домой, оказались в сложном положении. Русская служба «Голоса Америки» собрала несколько таких историй.

В ловушке в Загребе

Россиянка Виктория (имя изменено по ее просьбе) и ее семья оказались в карантинной «западне» в Хорватии. Ее дочь – юная перспективная теннисистка – с середины января тренировалась у знаменитого теннисиста Николы Пилича.

Так как ребенок несовершеннолетний, то было необходимо присутствие одного из родителей. Обратные билеты в Санкт-Петербург были приобретены на 16 марта с пересадкой во Франкфурте. Однако 9 марта фирма, продавшая билеты, сообщила, что рейс отменен по причине карантина в Германии и билеты необходимо сдать. Были приобретены билеты на ту же дату на самолет «Польских авиалиний», но на следующий день из СМИ стало известно, что и этот рейс отменен, и последний самолет полетит в Петербург 14 марта. Попытка перерегистрироваться на последний рейс не увенчалась успехом – телефоны авиаперевозчика не отвечали, обратная связь через сайт не работала, электронные письма оставались без ответа.

Виктория позвонила на «горячую линию» посольства РФ в Хорватии: «Спросила, что будет с теми, кто физически не может улететь. Ей ответили: в посольстве нет никакой информации, все хорошо, поэтому позвоните завтра.

Виктория узнала, что, если не будет произведена доплата за билеты, то муж и дочь смогут прилететь домой лишь после 29 марта, либо им нужно поменять тариф. Но в этом случае следовало доплатить 649 евро. Виктория отказалась, поскольку к тому времени не были возвращены деньги за предыдущие билеты.

Муж Виктории попытался долететь из Загреба в Петербург через Варшаву, но в польской столице ему предложили остаться до 29 апреля, так как из-за длительной медицинской проверки его самолёт уже улетел в Петербург. И ему не оставалось ничего другого, как вернуться в Загреб.

Во время очередного звонка в российское посольство поступило предложение лететь через Сербию с двумя пересадками. Виктория отказалась: «Я сказала что не повезу ребенка с двумя стыковками, потому что не буду подвергать дочь двойной опасности, и не понимаю, почему я должна лететь через Сербию, в то время как "Аэрофлот" прекрасно летает из Загреба в Москву». На что сотрудник посольства России в Хорватии попытался убедить женщину, что перелётом через Белград её семья сможет сэкономить немалую сумму.

В результате, петербургская семья оказалась «заперта» в загребском аэропорту. Родные Виктории собрали для неё деньги на билет, и 16 марта она улетела в Санкт-Петербург, заплатив за билет 35 тысяч рублей. По ее наблюдениям, в самолете в эконом-классе вместе с ней находилось 28 человек.

«А мои вернулись в город Опатия, владельцы апартаментов, у которых мы снимали квартиру, сказали, что они могут находиться там бесплатно, только не пользоваться водой и электричеством. Мои приняли предложение, а я с 17 марта пыталась их оттуда вывезти. Я обзвонила все инстанции, написала, куда только могла, даже в Управление делами президента. Писала в ФАС, в Роспотребнадзор, дозвонилась до министерства транспорта, стала выяснять кто назначил "Аэрофлот" для перелета, и почему посольство нам говорило о том, что никакой эвакуации не предполагается, идите покупать билеты. Я им говорила, что у нас нет средств на покупку этих билетов, потому что мы уже два раза их покупали, и деньги за них ещё не вернулись. Но никого это совершенно не волновало, нас отправляли обратно – либо на горячую линию, либо в "Аэрофлот"».

В конце концов, Виктории сказали, что со следующей недели «Аэрофлот» прекращает полёты в Хотватию до 31 мая, потому что это направление не является для авиакомпании приоритетным. И что единственная возможность для её семьи вернуться в Санкт-Петербург немедленно – вылететь последним оставшимся рейсом. Знакомые и сослуживцы собрали для семьи Виктории необходимую сумму на билеты, и 22 марта семья воссоединилась в аэропорту «Пулково».

На вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки», что она будет делать дальше, женщина отвечает: «После того, как у нас закончится двухнедельная самоизоляция, я буду официально направлять запрос в "Аэрофлот" на возврат разницы по тарифам билетов "one way". А дальше буду разговаривать с юристом и разбираться, потому что, на самом деле, меня эта ситуация чрезвычайно возмутила».

Последний автобус

В это время нарастания эпидемии коронавируса в России москвичка Анна (имя изменено по ее просьбе) навещала родных в Минске. О закрытии границы между России и Беларусью она узнала в последний момент - от российских родственников. «В понедельник, 16-го марта, мне позвонила моя бабушка из России и кричит в трубку, что только что по телевизору передавали: границу с Беларусью закрывают», – рассказывает Анна.

Граница закрывалась для сообщения в полночь с 16 на 17 марта. Анна не слышала официального уведомления, но отметила, что об этом могли говорить по телевизору, но она его не смотрит. Девушка решила на всякий случай съездить на вокзал и заранее купить билет в Москву. Когда она приехала на вокзал, выяснилось, что в этот день – это был понедельник – вечером идут последние несколько автобусов, а со вторника сообщение полностью отменяется. «Я купила билет на последний автобус, чтобы наверняка оказаться в Москве. Очереди в кассу не было». Анна отметила, что автобус был заполнен процентов на 70.

Пассажиры нервничали и пытались узнать у водителя подробности поездки, Всех беспокоил вопрос: пропустят ли их на границе. Но водитель этого не знал. «Водитель говорил, что если не пропустят, то вернемся обратно. Он впускал только россиян, думаю, что и билеты продавали только гражданам России. Но на границе проблем не было. Пограничник зашел в автобус, спросил: "Белорусы дома?", ему ответили: "Белорусы дома". Посмотрел наши российские паспорта, и мы поехали в Москву».

Из Мексики в США

Россиянка Марина с семьей возвращалась домой на Аляску из отпуска, который они проводили на мексиканском курорте Пуэрто-Вальярта. Их рейс пришелся на тот день, когда власти США решили ограничить поток иностранцев в страну. Мера вступила в силу в пятницу, 13 марта. И путь семейной группы из 10 человек, включая шестерых детей разного возраста, составил дольше времени, чем предполагалось.

Маршрут лежал из Пуэрто-Вальярта до Анкориджа с пересадкой в Сиэтле. Родители долго планировали поездку и старались подобрать билеты так, чтобы дорога была комфортной и заняла как можно меньше времени, потому трое трое детей еще совсем маленькие.

«Нас уведомили о задержке рейса и мы поняли – на пересадку в Сиэтле не успеваем. Мы – в полном хаосе. Потому что дети маленькие, и мы планировали поездку так, чтобы путь был покороче. На стойке регистрации нам нашли другие билеты. Но нас много, и найти билеты для всей семьи сложно».

После того как семья прошла погранконтроль в Мексике и ждала своего рейса, выяснилось, что самолет приземлится в другом городе. «Мимо бабульки с нашего рейса проходили, говорят, "будем в Лос-Анджелесе останавливаться, контроль там проходить". Они просто пошли и спросили у кого-то. Но об этом не было объявлено». Выяснилось, что, так как пассажирам нужно было пройти границу и досмотр, то было принято решение приземлиться в Лос-Анджелесе. Марина предполагает, что это связано с тем, что в штате Вашингтон в это время мощно проявил себя коронавирус. «Некоторые пассажиры не знали, что мы в Лос-Анджелесе останавливаемся. И бабушка, которая везла текилу из Мексики, очень переживала за свой напиток», – рассказывает Марина.

После сложного перелета с уставшими малолетними детьми, путешественники приземлились в аэропорту Лос-Анджелеса. Марина поняла,что начинает заболевать. «Думаю, меня сейчас не пустят никуда. Скажут: ты болеешь. Но прошли через киоск, заполнили документы. У меня грин-карта, мне нужно пройти через офицера. Нас перебросили в другую очередь, для тех, кто с детьми. Стояли долго. Очередь была длинная, офицеры очень долго расспрашивали. Это была последняя ночь, когда пускали европейцев, поэтому их было очень много. Перед нами стояла девочка-полячка, тоже с коляской. Она прошла паспортный контроль, она выехала с коляской, и CDC [прим.: CDC – Центры по контролю и профилактике заболеваний] ее забрали на выходе – для дополнительных расспросов, вероятно».

Марина с семьей простояли в очереди на погранконтроль около полутора часов. Времени до следующего рейса оставалось мало, и они бежали с колясками и багажом до другого терминала аэропорта, чтобы успеть на свой самолет до Анкориджа. Но с багажом вышла накладка, его не смогли вовремя проверить, и самолет улетел. «Нас забыли. К этому времени подошли около 16 человек, которые летели с нами раньше и тоже должны были улететь на этом самолете».

В этот момент группе пришлось разделиться. Марине с мужем, двумя младенцами и ребенком постарше нашли билеты на прямой рейс до Анкориджа и предоставили гостиницу на время длительной пересадки. Остальная часть семьи – с более взрослыми детьми – полетела в Анкоридж через Сиэтл на следующий день. «Я не думала, что это займет так долго. У меня, конечно, был запас влажных салфеток для детей, подгузников. Но у них диарея образовалась. Мы меняли часто. В итоге – у меня ни подгузников, ни салфеток. Мы думали докупить, но муж вернулся из магазина и, сказал, что ничего нет».

Это было последнее дорожное испытание. Когда Марина с мужем и тремя детьми утром прилетели в Анкоридж, им порекомендовали сразу ехать в магазин. «Муж отреагировал, поехал в магазин. У нас какие-то запасы уже были. И в панику в плане туалетной бумаги мы не впали. Если что – вода есть».

Марина рассказывает, что супермаркет Costco ее поразил. «Я таким разоренным его не видела никогда. Какая-то еда была, фрукты и мыло дорогущее в красивых бутылках. Мы проехали четыре магазина, нашли все, что нужно, но немного подороже. Это был мой последний выход на улицу». Для ее мужа-американца этот шопинг тоже был необычным. «Они же, американцы, дружелюбные, обязательно поболтают, а тут никто ни с кем не разговаривает. Для мужа это было очень странно».

После совершения необходимых покупок, семья села в домашний карантин. Во время перелета Марина начала заболевать. «Я не знаю, что у нас. Вирус какой-то, а какой именно – я не знаю. Когда я позвонила педиатру, мне сказали: вы не в зоне риска для развития пневмонии, каких-то угрожающих жизни симптомов нет. Сказали – сидите дома. Вот мы и сидим».