Россия и Турция остаются двумя региональными тяжеловесами и ключевыми игроками, способными повлиять на ситуацию вокруг Нагорного Карабаха

Масштабы начавшейся 27 сентября эскалации конфликта вокруг Нагорного Карабаха увеличиваются, выйдя за пределы линии соприкосновения. Стороны продолжают обмениваться артиллерийскими и ракетными ударами, обвиняя друг друга в преднамеренных обстрелах населенных пунктов. В том числе сообщалось об обстреле Степанакерта, де-факто столицы непризнанной республики Нагорного Карабаха, и Гянджи,второго по величине города Азербайджана, а также об эскалации на южном направлении, на границе с Ираном.

При этом обе стороны обмениваются заявлениями о военных успехах. По данным армянской стороны, Азербайджан отступает на южном направлении, Баку же заявляет об успешном контрнаступлении в этом регионе и превосходстве над противником.

Усиление военных действий происходит несмотря на призывы международного сообщества к деэскалации. На прошлой неделе президенты России, США и Франции – стран-сопредседательниц Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта – совместно осудили эскалацию, призвав стороны к немедленному прекращению огня и возобновлению переговоров.

В четверг, 8 октября, при участии сопредседателей Минской группы ОБСЕ и представителей Азербайджана в Женеве прошел первый этап переговоров по Нагорному Карабаху. Армения не отправила своего министра иностранных дел на переговоры, однако заявила, что находится в тесном контакте с представителями посреднической группы.

Сегодняшняя встреча проходила в закрытом режиме и в секретном месте, за пределами комплекса ООН. Второй этап переговоров Минской группы с главой внешнеполитического ведомства Армении должен пройти в Москве в следующий понедельник – 12 октября.

Накануне переговоров президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что целью его страны является возвращение территории Нагорного Карабаха и попытка достижения прекращения огня может быть предпринята только после предоставления Ереваном графика вывода войск из Нагорного Карабаха. До этого глава Азербайджана говорил о том, что предварительным условием для прекращения огня является полный уход Армении из Нагорного Карабаха. В свою очередь, если премьер-министр Армении Никол Пашинян ранее говорил о том, что Армения и Нагорный Карабах готовы пойти на уступки в случае аналогичных шагов со стороны Азербайджана, то в интервью российскому РБК он отметил, что после обстрела населенных пунктов «Нагорный Карабах не может и не будет никогда в составе Азербайджана».

Баку также выступает за то, чтобы Турция, которая открыто поддерживает Азербайджан в его стремлении вернуть Нагорный Карабах, должна принять участие в посреднической миссии, так в Минская группа ОБСЕ не достигла результатов. Нынешний состав посреднической миссии был сформирован в 1997 году.

Армянская же сторона заявляет о том, что Анкара поддерживает Баку не только дипломатически, но и увеличив поставки в Азербайджан военной техники, в том числе беспилотных летательных аппаратов, и привлекая для участия в боевых действиях сирийских наемников. Последнее было освещено в международных СМИ, однако Анкара и Баку эти обвинения опровергают.

Несмотря на возросшую роль Турции в эскалации вокруг Нагорного Карабаха, и даже если Анкара станет одной из сторон посреднической миссии, следящие за развитием событий эксперты считают, что ключевую роль в развитии ситуации сегодня играет Россия. То, что конфликт может быть улажен без посреднической миссии является маловероятным.

«Вопрос будет решаться не столько на двустороннем уровне, сколько на многостороннем. И здесь ключевым игроком является Россия», – говорит в интервью Русской Службе «Голоса Америки» старший директор программы по Турции вашингтонского Фонда защиты демократии и бывший член турецкого парламента Айкан Эрдемир (Aykan Erdemir, FDD). Он добавляет, что хотя для России продолжающиеся боевые действия представляют собой проблему, но они открывают и ряд возможностей. – Это дает России уникальный момент для ослабления правительства Пашиняна, которое Москве видится как антироссийское. И это дает Кремлю возможность направить Армению больше в сторону России и ослабить продолжающийся, скажем так, медленный поворот Армении на Запад».

Эксперт также отмечает, что недавнее заявление президента Путина о том, что боевые действия ведутся не на территории Армении, говорит о том, что у России «все еще есть терпение и пространство, чтобы позволить боевым действиям продолжаться, даже если это будет происходить за счет союзника Москвы по ОДКБ».

Ранее Москва отметила, что у России перед Арменией есть определенные обязательства в рамках Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), и она будет их исполнять, однако обязательства по ОДКБ не распространяются на Карабах.

В то же самое время у России имеется потенциальный шанс ослабить и Азербайджан, который является крупным энергетическим партнером для Запада, добавляет Айкан Эрдемир.

Что касается Турции, то несмотря на твердую позицию по поддержке позиций Азербайджана, действия Анкары во многом зависят от развития отношений с Россией, в частности по Сирии и Ливии, где стороны поддерживают противоположные силы. «Отношения Турции с Азербайджаном в значительной степени сформированы подавляющей турецкой общественной поддержкой Азербайджана, но в то же время для президента Турции Эрдогана всегда будут иметься детальные расчеты касаемо того, как выстраивать сложный клубок отношений с Владимиром Путиным».

Cтарший научный сотрудник Фонда Карнеги Пол Стронски (Paul Stronski, Carnegie Endowment for International Peace) подчеркивает, что Россия не хочет вовлекаться в конфликт и полагается на разрешение ситуации посредством Минской группы. Роль же самой Москвы в посреднической миссии вызывает вопросы.

«Здесь Россия играет двоякую, непоследовательную роль. Россия традиционно вооружает обе стороны. Она является союзником Армении по ОДКБ. И в тоже самое время посредником. Так что России очень сложно замкнуть этот круг, – отмечает эксперт Фонда Карнеги в интервью Азербайджанской службе «Голоса Америки». – И я думаю, что Россия, вероятно, не слишком заинтересована в военном вмешательстве».

Он добавляет, что когда в июле этого года между Арменией и Азербайджаном произошли столкновения на международно признанной территории Армении, то ни Ереван, ни Москва не прибегли к задействованию положений ОДКБ.

Нежелание Москвы быть вовлеченной в конфликт связано с тем, что Россия сталкивается со множеством проблем по всему постсоветскому региону – от Украины до Кыргызстана, добавляет Пол Стронски. При этом ее влияние на бывшие республики ограничено, считает эксперт. Об этом говорит и то, что до сих пор Москва не смогла достичь соглашения сторон о прекращении огня во время нынешней эскалации вокруг Нагорного Карабаха.

«Они определенно пытаются. И я думаю, что это подчеркивает то, что власть России в регионе ограничена. Ранее Россия всегда старалась, чтобы ее считали главным брокером, – говорит он. – Но теперь они определенно пытаются действовать в рамках более широкой Минской группы, привлекая Соединенные Штаты и Францию».

«Армяне ожидали, что россияне очень быстро встанут на их сторону. Этого не произошло. Вместо этого Москва присоединилась к французам и американцам и призвала к прекращению огня», –отмечает в интервью Азербайджанской Службе «Голоса Америки» бывший сотрудник Госдепартамента США, в прошлом один из руководителей «Радио Свобода/Свободная Европа», а сейчас автор блога «Окно в Евразию» Пол Гобл (Paul Goble). По его словам, сдержанная реакция России объясняется тем, что Москва хочет сохранить конфликт замороженным, чтобы и дальше манипулировать обеими сторонами и сохранять свои позиции: «Я думаю, Путин рад видеть Армению – нынешнее правительство Армении – с небольшими потерями, потому что это правительство не очень расположено к Москве. Но он не хочет, чтобы все зашло слишком далеко, потому что, если это произойдет, Москва потеряет рычаги влияния как в Ереване, так и в Баку».

Однако, расчет России может измениться, если Баку окажется слишком близок к победе, добавляет он.

Что касается международного посредничества и, в частности реакции Запада, то в краткосрочной перспективе западные страны призывают к прекращению огня, но в долгосрочной плане они не видят решения, считает Пол Гобл: «Я не думаю, что сегодня Запад имеет лучшее представление чем раньше о том, какого он хочет результата, потому что он все еще не готов полностью оказаться на одной стороне. Он не готов сказать, что национальные границы не имеют значения и что национальное самоопределение имеет более высокий статус, но он также не готов сказать и прямо противоположное».

Эксперты сходятся во мнении, что роль Вашингтона в нынешней ситуации ограничена. США продолжит действовать в рамках сопредседателя Минской группы ОБСЕ, однако основное внимание в Вашингтоне направлено на предстоящие президентские выборы. Внешняя политика президента Трампа также ставит своей целью уменьшение политического и военного присутствия США в зарубежных конфликтах, подчеркивает Айкан Эрдемир.

«Пока президентские выборы не закончатся, и не будет президентской присяги и следующего президентского срока, я не ожидаю какого-то существенного американского вмешательства в этот конфликт. Я думаю, что Россия и Турция останутся двумя региональными тяжеловесами, дергающими за ниточки в регионе», – заключает он.

Пол Стронски, в свою очередь, не исключает, что через НАТО – членом которой является Турция – США могут оказать некоторое влияние, но оно будет скорее ограниченным, учитывая достаточно сложные отношения между союзниками альянса и Анкарой. Если же применение в зоне конфликта F-16 – американского истребителя, который имеется у Турции, подтвердится, то, возможно, это может изменить расчеты Вашингтона, полагает эксперт.

Валерия Егисман (Valeria Jegisman)

Журналист «Голоса Америки». До этого работала в международных неправительственных организациях в Вашингтоне и Лондоне, в русскоязычной версии эстонской ежедневной газеты “Postimees” и в качестве пресс-секретаря МВД Эстонии. Интересы - международные отношения, политика, экономика

Использованы материалы интернет ресурса "Голос Америки"